Главная | Обратная связь | Карта сайта | Форум
Поиск:       
КЫРГЫЗСТАН: Обсуждение | КАЗАХСТАН: Обсуждение | Вакансии/ Конкурсы/Тендеры | Гранты/Тренинги

National level
   «Кумтор: экология и золото»


РИО+20

 - Резолюция по результатам Национальных консультаций «Кыргызстан - пост Рио+20: «Взгляд в будущее, которое мы хотим» - скачать


История одной программы

 - ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА ПРООН В КЫРГЫЗСТАНЕ - НОВАЯ ФАЗА


Актуальное интервью

 - НОВОЕ!!! Хильда Ван дер Вин: «Дальнейшие действия в области управления химвеществами проект будет планировать на основе экономического анализа»


Информационные кампании

 - НОВОЕ!!! Повышение осведомленности по актуальным экологическим вопросам в ЦА


ЦА: Химическая безопасность

 - НОВОЕ!!! Обзор выполнения CПМРХВ общественными организациями – членами IPEN на русском языке


Аналитика, Исследования

 -  Обзор прессы Кыргызстана .
-Исследования
-НОВОЕ! Регион
-Казахстан
-НОВОЕ! Кыргызстан
-Таджикистан
-Туркменистан
-НОВОЕ!Узбекистан


ЦА: управление водными ресурсами

 - НОВОЕ!!! РЕГИОН: Нужна ли ЦА своя водная конвенция?


Региональное сотрудничество

 - Стратегии
-Программы/Инициативы
-Инициативы
-Проекты
-Отчеты
-Соглашения


Информация по странам

 - Казахстан
-Кыргызстан
-Россия
-Таджикистан
-Туркменистан
-Узбекистан
-Международные Соглашения и Конвенции


Тематический фокус

 - Биоразнообразие
-Изменение климата
-Природные катастрофы
-Стойкие органические загрязнители
-Водные ресурсы


Базы данных

 - Природоохранные проекты
-Публикации


Полезные ссылки

 - Секретариаты международных экологических конвенций
-Международные сайты по экологии и УР
-Региональные и национальные сайты по экологии и УР


 
Rambler's Top100
На главную :: История одной программы Версия для печати
 

ЖАРАС ТАКЕНОВ: «…все наши проекты, имея свои узкие, чисто экологические задачи, как локомотив «тянут» за собой решение задач по улучшению социально-экономических условий…»

Изображение
Мало сказать, что Международный советник по окружающей среде Жарас Такенов стоял у истоков экологической программы ПРООН в Кыргызстане . Если быть точнее, его специально пригласили из Казахстана, чтобы опираясь на опыт казахстанских коллег, он с нуля создал экологический офис ПРООН в Кыргызстане и запустил на полную мощность экологическое направление. Поэтому вполне логично, что первое интервью в разделе «История одной программы» - с Жарасом Такеновым.

CARNet: Жарас, какая существовала ситуация на момент образования экологического офиса в Кыргызстане: какие сложились предпосылки, какие были сложности, в каких условиях и с какими задачами формировалась экологическая программа?
Жарас Такенов:
В тот момент (2004 г.) сложилась странная ситуация: когда в офисе ПРООН в Кыргызстане в процессе организационного планирования (в рамках UNDAF) обсуждали перспективы дальнейшей работы, каким-то образом упустили окружающую среду (ОС). Это направление в целом никак и нигде не фигурировало, существовало, в основном в виде индикаторов (сокращение, увеличение), а сам результат в основных документах прописан не был. При том, что, с одной стороны, страна в этом направлении все-таки работала (так как Кыргызстан подписал основные природоохранные конвенции и должен отвечать за их исполнение ), с другой стороны, у ПРООН были достаточные ресурсы (средства ГЭФ), до данного момента это направление в Кыргызстане не реализовывалось. И как показал анализ, реальные возможности не были увязаны с существующими на разных уровня желаниями. Конечно, деятельность в сфере охраны окружающей среды велась, но она не была организована: отсутствовало общее видение, выполнялись какие-то единичные мелкие проекты. Слабым местом было отсутствие координационного механизма и, как следствие, общей платформы для привлечения кадров, финансирования и формирования общего направления деятельности.

Кроме того, нужно было работать с гражданским обществом, которое на тот момент характеризовала разобщенность, явно выраженное стремление к поиску грантов, отсутствие информационного, содержательного начала для объединения. Еще бы я отметил, что внутри республики отсутствовало умение искать и брать внешние ресурсы. А еще, на мой взгляд, интересные вещи были «зарыты» в самой системе: например, наличие больших долгов у страны давало возможность использовать инновационные технологии, такие как обмен внешнего долга на устойчивое развитие.

И в такой ситуации, сформировавшейся на фоне комплекса проблем в сфере управления окружающей средой, в страновом офисе ПРООН решили обратиться к опыту Казахстана с просьбой привлечь этот опыт в Кыргызстан. Это было удачное и своевременное решение, так как наши страны очень похожи и к тому времени в ПРООН-Казахстан был накоплен уже достаточный опыт деятельности в экологическом направлении. К тому же, в это время проходила ревизия страновой программы ПРООН (сентябрь-декабрь 2004 г.) и поэтому был сделан качественный анализ ситуации и сформулированы предпосылки. Также появилась хорошая возможность рассмотреть пожелания национальных партнеров и совместить их с имеющимися у ПРООН возможностями. Для этого были налажены хорошие взаимоотношения с Агентством по охране окружающей среды и лесному хозяйству и экологическими НПО и при обсуждении Плана действий страновой программы (CPAP) с учетом всех мнений были сформулированы 4 направления деятельности, необходимые для улучшения управления окружающей средой, которые и были положены в основу программного документа экологической программы ПРООН.

Это такие направления, как:
  • координация усилий и создание единого координационного органа;
  • вовлечение гражданского общества в процесс принятия решений;
  • содействие выполнению обязательств Кыргызской Республики по основным природоохранным Конвенциям;
  • мобилизация внешних ресурсов и привлечение в дополнение к ним внутренних ресурсов.

Таким образом, было реализовано стремление к тому, чтобы создать «зонтичную» программу и в рамках названных направлений привлекать из разных источников финансовые средства, запускать различные проекты , которые, достигая своих результатов, в свою очередь способствовали бы достижению целей экологической программы. И вся эта деятельность, в целом, работала бы на достижение цели UNDAF, которая была сформулирована так: «Бедные и уязвленные группы имеют лучшую среду (условия жизни) для существования».

У нас появился шанс каждый раз экологические вопросы привязывать к проблемам социально-экономического развития. Поэтому все наши проекты, имея свои узкие, чисто экологические задачи, как локомотив «тянут» за собой решение задач по улучшению социально-экономической ситуации, увеличение рабочих мест и в целом, создание лучших условий жизни.

Самым сложным, с другой стороны – самым важным для нас было привлечение национального потенциала, который в стране существовал, но был не совсем востребован. Создав программу, мы провели серьезную оценку и отбор внутренних ресурсов, так как понимали, что это залог успеха всей деятельности.

CARNet: Жарас, какие существовали риски в момент создания экологической программы?
Ж.Т.:
Когда мы создавали экологическую программу, провели анализ ситуации и просчитали риски: что может случиться положительного/отрицательного, что окажет влияние на нашу работу. На период конец 2004 – начало 2005 г.г. в качестве рисков мы выделили бюрократические задержки со стороны утверждающих госорганов, возможные смены в правительственных структурах, и нехватку компетентных специалистов. Но мы, конечно же, не предполагали драматических изменений в политической жизни страны. В начале марта 2005 года мы подписали первые контракты с основным персоналом программы, а 24 числа в стране сменилась власть. Но, как ни странно, внутренние проблемы страны практически не отразились на нас. Более того, в силу ряда причин высвободились дополнительные средства и появилась возможность запустить новые проекты. Так именно в это время мы начали проекты по управлению муниципальными твердыми бытовыми отходами, продвижению МикроГЭС. Появились новые идеи и было огромное желание реализовать эти идеи на местах. Подчеркну, что наша деятельность в сфере управления окружающей средой - вне политики, ведь в любых, даже кризисных ситуациях у человека остается потребность в том, чтобы зимой дома было тепло, еда была безопасная, а животный мир сохранялся и приумножался, т.е., приоритетность наших проблем не исчезает. Но дело в том, что она – приоритетность - не всегда видна и четко понимается, в первую очередь, лицами, принимающими решения, что увеличивает требования к нам в работе с правительством, депутатами, чтобы за стеной жизненно важных, но сиюминутных проблем, не забывались долгосрочные перспективы.

Что касается других рисков – мы с ними сталкиваемся постоянно. Это, в первую очередь, большой дефицит кадров. Вместе с тем, что в стране есть люди, которых мы могли бы привлечь и привлекаем к работе, по узким, специальным направлениям выбор очень ограничен. Поэтому поиск и найм высококлассных специалистов – одна из важных задач программы и сейчас, на мой взгляд, этот риск существенно возрос.

Среди других значительных рисков – отсутствие координации между государственными институтами в осуществлении управления окружающей средой и поэтому одной из первых задач программы было создание единого координационного органа, который бы занимался вопросами устойчивого развития и окружающей среды и много шагов в этом направлении уже было сделано.

И здесь можно искать разные пути достижения цели. Например, формировать платформу для коммуникации на уровне госструктур , общественную площадку для дискуссий, где можно выражать мысли и идей и продвигать их. Из-за частой смены людей и, как следствие – потери институциональной памяти, потенциал госструктур, в плане исполнения природоохранных конвенций, оставляет желать лучшего. Важно найти такой механизм, который бы способствовал сохранению наработок и передаче опыта в сфере управления окружающей средой. В качестве примера, могу привести практику Экологической программы по взаимодействию с Парламентом: был подписан Меморандум с Жогорку Кенешем и даже когда происходили изменения в его составе, заинтересованность парламентариев в сотрудничестве с нами в природоохранной сфере сохранялась, и эта деятельность не останавливалась. В рамках этой деятельности при поддержке Экологической программы состоялось широкое обсуждение проекта Экологического Кодекса КР, успешно продвигался и был принят Закон о ВИЭ и другие нормативно-законодательные акты.

CARNet: А можно оценить работу программы в финансовых показателях? Каковы результаты деятельности за 5 лет в цифрах?
Ж.Т.:
О финансовых результатах скажу коротко: за период существования программы (с 2005 по 2010 г.г.), нам удалось привлечь средства Глобального экологического фонда (ГЭФ) для реализации проектов на сумму около 12 млн долларов и из других источников порядка 4 млн. долларов. Важным, на мой взгляд, является то, что ГЭФ выделяет средства по определенным циклам. За период цикла ГЭФ-4 нам удалось получить финансирование национальных среднесрочных проектов. В рамках нового проектного цикла - ГЭФ-5 - один из критериев на получение гранта это наличие успешно выполненного проекта, что является подтверждением потенциала страны. Таким образом мы имеем еще и косвенный эффект от предыдущей работы и реальную возможность получить в рамках следующего цикла ГЭФ финансирование порядка 6,5 млн. долларов .

CARNet: Любая успешная деятельность начинается с выбора партнеров. С кем удалось наладить успешные отношения за время деятельности программы?
Ж.Т.:
Во-первых, у Экологической программы налажена постоянная кооперация с госорганами (ГАООС ЛХ, Минсельхоз) и конкретными людьми, отвечающими за исполнение природоохранных конвенций. К примеру, в рамках исполнения Конвенции по опустыниванию был запущен проект по улучшению пастбищ в Суусамырской долине, значимый для такой сельскохозяйственной страны как Кыргызстан, где вопросы деградации пастбищ стоят очень серьезно. И в этой работе сегодня мы видим очень большие перспективы: идет реализация недавно принятого Закона о пастбищах, создаются пастбищные комитеты, нарабатывается опыт и мы намерены передавать его дальше, а для этого начали работать не только с госструктурами, но и с органами местного самоуправления (МСУ).

Возьмите любой другой проект, например, по сохранению ихтиофауны озера Иссык-Куль, выполняя который мы сотрудничаем не только с ГАООС ЛХ, но и с государственной Биосферной территорией, инспекторами и местными рыбаками. Очень интересное и тесное сотрудничество у нас с представителями гражданского общества и, на мой взгляд, именно экологические НПО, многие из которых уже давно и активно работают с проблемами окружающей среды, помогают сохранять институциональную память в этой сфере. В некоторых наших проектах сложилось успешное партнерство на очень высоком политическом уровне. Например, наш проект по проблемам урановых хвостохранилищ был поддержан всеми премьер-министрами, занимавшими этот пост в Кыргызстане за время его реализации. А это значит, что проблемы, которыми занимается проект, правильно обозначены и имеют высокую степень приоритетности для страны, что, с другой стороны, минимизировало для нас возможные риски: при смене руководства отношение к нашей работе не менялось и недавняя встреча с Алмазбеком Атамбаевым продемонстрировала, что и для Временного правительства Кыргызстана эти проблемы являются важными.

Мы развиваем сотрудничество и по вертикали и по горизонтали и, на мой взгляд, успех строится на том, что с самого начала мы очень тесно обсуждаем проблемы с нашими партнерами и ориентируемся в своей деятельности на результаты, в которых они напрямую заинтересованы . Еще один пример: в рамках проекта по управлению муниципальными твердыми бытовыми отходами (ТБО) был проведен анализ морфосостава городских свалочных полигонов, что стало неким индикатором для бизнеса – насколько эффективно/неэффективно заниматься переработкой ТБО в Кыргызстане? И мы через этот проект пытались тесно работать с частным бизнесом, другое дело, что в этой деятельности существовали и ограничивающие факторы, такие как коррупция и слабая заинтересованность госструктур.

Положительным я считаю и то, что частный сектор сам видит перспективы партнерства с нами. К примеру, в рамках Меморандума о сотрудничестве и по инициативе Микрокредитной компании “Мол-Булак Финанс” мы провели девять однодневных тренингов в различных городах Чуйской, Иссык-кульской, Нарынской, Ошской и Жалалабадской областей, на которых более 250 специалистов получили навыки использования стратегической экологической оценки как дополнительного инструмента при выдаче кредитов. До этого был успешный опыт сотрудничества с Айыл-банком в рамках проекта «Общинное управление пастбищами в Темир Аил-Окмоту», когда мы аллокировали определенную сумму и договорились, что из этих средств будут выдаваться кредиты местным жителям только на деятельность, затрагивающую вопросы окружающей среды. И этот опыт работы с банковским сектором мы теперь переносим на проект по сохранению пастбищ в Суусамырской долине.

Наш проект на Иссык-Куле тоже очень зависит от партнерства с частным сектором и в вопросе развития прудовых хозяйств, и в процессе картирования местности, и в части распространения лучшего опыта, полученного нашими специалистами в Венгрии, да и в целом, сохранение Иссык-Куля очень зависит от частника-рыболова.

Хочу подчеркнуть, что мы все время помнили о том, что должны разбудить национальные инициативы, но ни в коем случае не заменять их и поэтому вычленили свою, конкретную нишу, где, на наш взгляд, мы могли бы быть полезны. И это, во-первых, привлечение экспертного потенциала – как национального, так и международного, во-вторых – подготовка, запуск и техническая поддержка новых проектов и третье – это мониторинг.

CARNet: Жарас, какие лично для Вас существуют индикаторы, глядя на которые в с уверенностью можете сказать, что деятельность, возглавляемого Вами, экологического блока ПРООН в Кыргызстане была успешной?
Ж.Т.:
Когда есть масса проектов, выполняется обширная деятельность, всегда для себя создаешь неформальные индикаторы, которые говорят о том, что все идет нормально, все – по плану. Для меня один из таких индикаторов – в данном случае политический: то, что нынешний Президент Кыргызстана Роза Отумбаева, в свое время, будучи депутатом Жогорку Кенеша, продвигала Закон о ВИЭ, устраивала парламентские слушания, активно выступала в его поддержку, в результате чего - закон принят. На мой взгляд, если у человека, который сейчас во главе страны, где-то в уголках памяти заложены знания об экологических проблемах, то в нужный момент она обязательно об этом вспомнит, и когда встанет вопрос о перспективах устойчивого развития, то какая-то новая инициатива в сфере окружающей среды обязательно будет поддержана. А неполитический индикатор для меня – это создание серьезной команды профессионалов, которые сейчас успешно работают в экологической программе и проектах ПРООН. И даже если они будут работать в другом месте, то, я уверен, будут также полезны и востребованы.

На одной из встреч мы как-то говорили об индикаторах устойчивого развития, много спорили, что неудивительно, ведь само объяснение термина «устойчивое развитие» имеет более 100 формулировок! Но когда я сегодня думаю об успехе нашей работы, я точно знаю, что в где-то в озере Иссык-Куль живет Голый Осман – недавно сотрудники нашего проекта по ихтиофауне, впервые за последние 20 лет нашли одну особь, сфотографировали и представили вещественное доказательство всему миру. И когда ты видишь этот «живой результат», то понимаешь, что еще есть кого спасать и есть ради чего работать.

CARNet: Последний вопрос – о перспективах: какие планы у экологического блока ПРООН в Кыргызстане?
Ж.Т.:
Самое важное – все время повторяю – то, что программа накопила огромный человеческий потенциал, который нужно сохранить. Уже сейчас – с учетом развития страны и того, что потребность в природных ресурсах постоянно увеличивается, обсуждается как одна из приоритетных проблем необходимость связи социально-экономического развития и сохранения окружающей среды. Эту проблему необходимо решать, вовлекая в процесс партнеров как на общенациональном уровне, так и на уровне местного самоуправления, потому что потребление природных ресурсов происходит именно на местном уровне.

Кроме того, обозначу основные важные направления для будущей деятельности. Во-первых - изменение климата – последствия, смягчение и адаптация . И в рамках этого направления энергетика – ВИЭ , прозрачность отрасли, энергоэффективность. Следующее направление – химическая безопасность, а это и стойкие органические загрязнители, и урановые хвостохранилища. Под все эти направления у программы есть хорошая база и ресурсы. Кроме того, есть отдельные уже профинансированные донорами проекты, которые будут выполняться до 2012-2013 г.г. – и это хороший финансовый задел.

Но есть и вопросы, связанные с реальными рисками, например, насколько отзывчиво будет к этой проблематике новое правительство страны? Другой вопрос – создание в стране прозрачного механизма по использованию внешних фондов, когда на ограниченное количество донорских средств, выделяемых под конкретную проблематику, есть некоторое количество заявок, а ГАООС ЛХ в единоличном порядке отдает предпочтение той или и ной заявке. И это происходит на последнем этапе, когда уже затрачено большое количество средств на подготовку проекта – на мой взгляд, такую схему трудно назвать прозрачной, а процедуры честными. Я считаю, что по таким неписаным правилам нельзя готовить заявки на этапе ГЭФ-5. И сейчас важно под руководством ответственного должностного лица (ОДЛ) от Кыргызстана перед ГЭФ создать скоординированную платформу для тренировки людей , чтобы проекты, так необходимые стране, были качественно подготовлены и написаны.

CARNet: Дорогой Жарас , спасибо за подробные ответы! Сеть CARNet желает Вам личного и профессионального успеха на благо экологического и социально-экономического благополучия региона Центральная Азия!
Last updated: 2010-08-16 13:52:50

«Кумтор: экология и золото»  РИО+20  История одной программы  Актуальное интервью  Информационные кампании  ЦА: Химическая безопасность  Аналитика, Исследования  ЦА: управление водными ресурсами  Региональное сотрудничество  Информация по странам  Тематический фокус  Базы данных  Полезные ссылки  КЫРГЫЗСТАН: Обсуждение      КАЗАХСТАН: Обсуждение  Вакансии/ Конкурсы/Тендеры  Гранты/Тренинги

Портал создан при технической и финансовой поддержке ПРООН.

Запрос занял 0.1468 сек